Глава 63: О рабстве и страхе Божием

  • автор:

Мк.4:41 И убоялись страхом великим и говорили между собою: кто же Сей, что и ветер и море повинуются Ему?

 

Почему убоялись? Убоялись, потому что Ветхим Заветом, законом, буквой, были научены бояться. Когда пришел Христос, Он фактически отменил такое понятие как страх перед Богом, заменив его на дерзновение, благоговение и стыд.

 

Ин.1:12 дал власть быть чадами Божиими

 

Если дал власть быть чадами Божиими, значит дал власть и не бояться, или как говорил апостол Павел

 

Рим.8:15 Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!»

 

Понятие страх напрямую связано с понятием рабства.

 

Мал.2:5 Завет Мой с ним был завет жизни и мира, и Я дал его ему для страха, и он боялся Меня и благоговел пред именем Моим.

 

Именно поэтому Иисус постоянно говорил: «Не бойся!». И конечно же это не просто так.

Обращение к Богу «Авва, Отче!», как уже говорят многие, переводится как «Папочка». Если это действительно так, то тогда о каком страхе может идти речь?

 

Лк.6:40 Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его.

Мф.23:9 и отцом себе не называйте (греч. не назовите) никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах (греч. который Небесный);

 

Бог есть любовь, но любовь какая? Разумная! Отец на самом деле — не строгий судья, карающий за проступки, и бояться Его совсем не стоит, а если Он и наказывает, то наказывает не по Своему изволению, не потому, что обозлился или прогневался, да не будет такого, а потому что любит.

 

Притч.3:12 ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему.

Евр.12:6 Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает.

Сир.30:1 Кто любит своего сына, тот пусть чаще наказывает его, чтобы впоследствии утешаться им.

 

Так же, как и мы с вами, любя своих детей, одновременно наказываем их, когда они провинятся, или когда хотим их таким образом воспитать или вразумить. Так и Отец относится к нам.

Единственное отличие в том, что в некоторых случаях мы можем выходить из себя, что Богу совершенно не свойственно, Бог неизменяем, Бог есть свет, Бог есть любовь. Бог долготерпелив, милосерд и многомилостив всегда.

 

Лк.11:13 Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный (который по определению не может быть зол) даст Духа Святаго просящим у Него.

 

Только в некоторых изданиях, одобренных или рекомендованных издательством Русской православной церкви, можно найти информацию о том, что страх Божий — это не страх как таковой. Это есть боязнь оскорбить Бога своими поступками, чувствами, мыслями, поведением. Или же, что страх Божий — это страх любви, боязнь устыдиться самого себя, когда ты предстанешь пред Богом или святыней. Это, конечно, уже другой уровень. Но все же, и это страх.

На самых высоких, самых тонких уровнях духовности страха быть не должно никакого, абсолютно никакого, даже перед Богом, иначе малое родит бо́льшее.

 

Лк.16:10 Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом.

 

Малое — это духовное. На высоких уровнях духовности даже находиться рядом с тем, кто постоянно чего-то боится, может быть опасным.

А вот то, что касается чувства стыда, которое возникает, когда свет, проникая в душу, начинает обличать тебя, это благо. Стыд является благом. Стыд хоть и понижает наши вибрации, но не является разрушительным, как страх. Стыд, в отличии от страха, в большинстве случаев носит временный характер, устыдился, признал то, что это в тебе есть, покаялся, попросил прощения и забыл.

 

Антоний Великий

 

Не повторяй в уме своем грехов некогда совершенных тобою, чтобы они опять не вообновились. Будь уверен, что они прощены тебе в то время, когда ты предал себя Богу и покаянию, и не мало в том не сомневайся.

 

Страх же может мучить достаточно долго, ибо суть страха — это замучить человека до смерти, превратить его жизнь во ад, в том числе через постоянное напоминание о грехах.

 

1Ин.4:18 потому что в страхе есть мучение.

Мф.25:46 И пойдут сии в му́ку вечную, а праведники в жизнь вечную.

 

Иисус же пришел совершенно с другой целью, чтобы мы

 

Ин.10:10 имели жизнь и имели с избытком.

 

Бог любит приходящих к Нему,

 

Втор.10:18 Который дает суд сироте и вдове, и любит пришельца, и дает ему хлеб (Слово Божие) и одежду (благие качества души).

 

а не устрашает. Устрашаемся по большой степени либо мы сами, либо по учению других. Человечество призвано быть богоподобным, а значит страха в нас быть не должно никакого, абсолютно никакого.

 

1Ин.4:18 В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви.

 

Если бы у Иисуса был хотя бы какой-нибудь один из малейших страхов, даже перед Отцом, Он бы не смог ходить по воде. Заметьте, именно страх стал причиной того, что Петр начал тонуть, именно страх.

 

Мф.14:29—31 Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился?

 

Если ты боишься, что Бог тебя накажет или не примет такого какой ты есть, значит ты до сих являешься носителем не духа усыновления, а духа рабства, и бороться нужно не со страхом, а по сути дела с маловерием, с нежеланием накапливать Слово, исследовать Его и проникаться Им, и верить всему тому, что написано в Священном Писании. Либо ты просто находишься под влиянием других людей, которые не борются со своими страхами и по сути дела живут ими.

 

2Кор.6:17 И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас.

 

Бог есть любовь, Бог наш любящий заботливый Отец, а не истязатель. Единственное, что Он от нас действительно требует, так это прощать, прощать не смотря ни на что (а то и вовсе совсем перестать обижаться), развиваться и идти вперед. Помните?

 

Лк.19:21—22 ибо я боялся тебя, потому что ты человек жестокий: берешь, чего не клал, и жнешь, чего не сеял. Господин сказал ему: твоими устами буду судить тебя, лукавый раб! ты знал, что я человек жестокий, беру, чего не клал, и жну, чего не сеял; для чего же ты не отдал серебра моего в оборот, чтобы я, придя, получил его с прибылью?

 

Бог совсем не хочет, чтобы мы боялись. Ему важно, как мы относимся к обнаруживаемым у нас недостаткам, боремся ли мы с ними или нет, признаем ли мы их в себе или нет. Ни во время богослужений в храме, ни во время обычной жизни никаких страхов быть не должно и в помине, а если вдруг появляются, то стараться не обращать на них никакого, абсолютно никакого внимания.

Молитва, пребывание в Слове, отвлечение ума от всего происходящего, пребывание в мыслях в чем-то поистине светлом и благом — все это очень часто умаляет страхи.

Иными словами нужно концентрироваться на небесном и стараться как можно меньше думать о чем-то земном. Мир наполнен страхами. Мир живет страхами. Одно из главных зол это мира — это страх. Все земное постоянно было и будет подверженно страхам.

 

1Ин.5:19 мир лежит во зле.

Однако именно духа рабства, именно страх изгнал Господь из мира сего во время Своего первого пришествия.

 

Ин.12:31 Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон.

 

Князь мира сего — это страх.

Наша цель научиться прикасаться к высшим планам бытия, к Царствию Божию, к тем планам, где обитает Христос, к тем планам, где обитают ангелы, к тем планам, где страхам не место, и как можно дольше удерживаться там.

 

Мф.24:17 и кто на кровле (в духе, в логосе), тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего (то есть не опускайся на уровень души);

 

Научившийся продолжительное время удерживаться в Царствии Божием, удерживаться в Духе Святом, тем самым перестает подпитывать эти страхи и они рано или поздно уходят. Или как говорил Преподобный Серафим Саровский.

 

Истинная же цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святаго Божиего. Пост же, и бдение, и молитва, и милостыня, и всякое Христа ради делаемое доброе дело суть средства для стяжания Святаго Духа Божиего.

 

Стяжание — это не только накопление, но и умение удерживаться в накопленном, в том, что тебе даровано или же в том, что ты сам каким-либо образом сумел накопить.

Мы вступаем в новую эпоху: в Царство Света, в Царство Любви, в Царство повышенных энергий, где страхам не место.

Вспоминаются слова блаженного Августина «Люби Бога и делай, что хочешь». Вот это примерно тот уровень, который вышел за рамки внешнего восприятия истин Ветхого Завета. Это тот уровень, где восприятие мира становиться совершенно другим, где все происходящее вокруг приобретает совершенно иные оттенки, где нет разделения на добро и зло, где и добро и зло суть проявление благой или же попустительной, но все же Божественной воли, которая рано или поздно, что бы не произошло, все равно все приведет ко благу.

 

Рим.8:28 Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу.

 

Когда ты по-настоящему любишь Бога, ты по определению ничего худого сделать не можешь. Ведь любить Бога — это соблюдать заповеди Его, а аповеди Его, как известно, нетяжки.

 

1Ин.5:3 Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его нетяжки.

 

В Ветхом Завете написано, что страх Божий, страх Господень — это совсем не страх в обычном понимании этого слова. Страх Господень — это Премудрость. Бояться Бога — это пребывать в Премудрости Божией, а не трястись постоянно пред Ним. Страх Господень — это мирный дух, все видящий, все чувствующий, все знающий, но при этом пребывающий непоколебимым.

 

Ис.66:2 А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим.

 

Заметьте, перед словом! То есть трепетать — это с трепетом относиться к каждому Слову из Священного Писания. Трепет как чувствительность к написанному, сказанному или услышанному.

 

Иов.28:28 страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла — разум.

Сир.1:18 Венец премудрости — страх Господень, произращающий мир и невредимое здравие; но то и другое — дары Бога, Который распространяет славу любящих Его.

Сир.1:25 В сокровищницах премудрости — притчи разума, грешнику же страх Господень ненавистен.

Иов.32:8 Но дух в человеке и дыхание Вседержителя дает ему разумение.

 

Иисус уничижил страх как таковой, заменив его на дерзновение, благоговение и стыд.

 

1Ин.2:28 Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться пред Ним в пришествие Его.

 

И страх перед Богом Иисус тоже уничижил. Иисус Христос превратил страх Божий в радостное умилительное благоговение перед Отцом! Иисус превратил страх в любовь, а трепет в активные действия в работе над собой, постоянное хождение по Слову и непрестанное желание во что бы то ни стало уразуметь Его.

Иисус изгнал князя мира сего, а мы… а мы опять его возвратили назад.

Смертельная рана, о которой говорится в Откровении Иоанна Богослова — это страх, а точнее «дух рабства», дух, который мы сами возвратили в этот мир, когда вновь повторно присвоили себе статус рабов, а не сыновей Божиих.

 

Откр.13:3 И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела. И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю,

Откр.13:12 Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела;

 

А все потому, что не смогли принять Духа усыновления, ибо на тот момент, судя по всему, людям действительно это было не под силу. Ибо Царствие Божие усилием берется

 

Мф.11:12 и употребляющие усилие восхищают его

 

Именно страх на текущий момент является князем мира сего, именно страх.

 

1Ин.4:18 В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви.

 

Иисус изгнал князя мира сего. Иисус изгнал духа рабства. Осталось это сделать и нам.

 

Рим.8:15 Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче! (Папочка!)»

 

И да будет свет. Аминь.